Эволюция тренировки

Эволюция тренировки

Кто такой тренер? – Это специалист, отвечающий за решение задач, необходимых для достижения целей подопечных: спортсменов, атлетов, учеников.

Существительное «тренер» этимологически происходит от старофранцузского «traïner» - производного от латинского «trahere» - «тащить, тянуть, волочить». Буквально, тренер – тот, кто «тащит» подопечных к их целям.

Для того, чтобы сделать этот процесс «волочения» эффективным, безопасным и позитивным, тренер должен обладать богатым арсеналом тренировочных методов и средств и уметь выбрать те из них, которые оптимально решают необходимые для достижения целей задачи.

Однако, все ли тренеры способны ответить на вопрос, почему для «именно этого» человека они выбирают «именно такие» методы и средства? - Иногда мы получаем обоснованный ответ, но довольно часто звучит что-то в подобном роде: «да мы так всегда со всеми делали, и работало»; «меня так учили, и я так учу»; «потребности всех людей одинаковы качественно, и отличаются только по степени»; «для меня сработало, и для тебя сработает» …

На чем должны основываться решения о выборе конкретных методов и средств, о формировании последовательности их применения, дозировании интенсивности и объема нагрузки в разные периоды подготовки? Каков необходимый багаж знаний, позволяющий принимать оптимальные тренерские решения?

Ответ на эти вопросы многогранен, а точнее – «многослоен».

Первое, что должно ложиться в основу принятия решений в тренерской деятельности – естественно-научные знания. Анатомия, физиология, биохимия, биомеханика дают фундаментальные представления о закономерностях функционирования человеческого организма, реакции его на стрессовые воздействия и адаптации к этим воздействиям. При этом кто-то заявляет, что подобные знания не являются необходимыми.

«Я не использую анатомию в своей деятельности. Мы тренируем движения, а не мышцы!» - говорят такие тренеры.

«Биомеханика? Вот так вот делай, и все!» - говорят такие тренеры, показывая, как это «вот так вот».

«Ребята, сегодня делаем функционалку. Учимся терпеть молочку», - почему-то продолжают говорить такие тренеры.

Человеческое тело – симфонический оркестр, во время тренировки тренер – дирижер этого оркестра. Надо понимать, что можно махать палочкой, не зная нот, не умея отличить скрипку от виолончели, а фортепиано от синтезатора: звуки вы все равно извлечете. Но если бить молотками по роялю, как по колокольчикам, а к скрипке относиться, как к щипковому инструменту - можно ненароком что-то и сломать, даже не поняв, что сломано и почему. И хотя таким образом звуки вы извлечете, вряд ли они будут звучать как музыка. 

Естественно-научные знания – результат сотен лет поисков, экспериментов и исследований, и представляют собой своеобразный «здравый смысл», стоящий за тренировочным процессом. А здравый смысл – фундамент для принятия любого решения, о котором не хочется жалеть впоследствии.

Каким образом формируется научное знание? – Посредством научных исследований, проводимых в соответствии с определенной методологией. Исследователи выдвигают гипотезы и проводят исследования в поисках подтверждения или опровержения этих гипотез. И в случае, когда гипотеза подтверждается исследованиями раз за разом, не имея ни одного опровержения – она становится теорией, то есть общепринятой концепцией. Если же в процессе исследования находится хоть одно обстоятельство, опровергающее устоявшуюся теорию – такая теория перестает быть областью «достоверного знания».

Исследования бывают разными. Некоторые затрагивают очень частные вопросы, другие – подвергают сомнению фундаментальные законы. Некоторые не вполне корректны по условиям организации, другие – откровенно лживы.

Что важно, так это то, что научное знание отражает текущее представление о реальности и не является абсолютным – а значит, может и должно претерпевать изменения.

В этой связи, даже основываясь на естественно-научных знаниях, крайне желательно следить за актуальными научными исследованиями. Некоторые из них не заслуживают пристального внимания, но некоторые являют собой эволюцию знания о мире. Если условия проведения исследования корректны, надо быть  осторожными, заявляя: «А меня в институте учили по-другому». Те, кому когда-то сказали, что Земля – круглая, тоже заявляли, что им в местной семинарии рассказывали о «плоской» Земле. Отрицая актуальные научные исследования, можно остаться «в прошлом», самим того не подозревая.

Но откуда берутся гипотезы, дающие начало научным исследованиям? Гипотеза – попытка дать ответ на определенный вопрос. И если говорить о физической культуре и спорте, то основная масса вопросов возникает сначала у практиков – тренеров. «Какой из методов эффективнее», «что будет, если», «почему один стал сильнее, а другой – больше», «как повысить выносливость», «что все-таки значит эта ваша функционалка», «почему все травмируют плечи» - все эти вопросы сначала возникают у тренеров, а затем компетентные ученые мужи, вооруженные методологией научного познания, ищут достоверные ответы на эти вопросы.

Практический тренерский опыт – то, что используется в основной массе случаев. «Учу, как меня учили», «я смог, и ты сможешь», «мы так всегда делали» - из этой серии. И эти знания работают в большинстве случаев – хоть и не во всегда. Те, кто отрицает важность первых двух пунктов, настаивая на том, что только их эмпирический опыт важен, должны помнить вот о чем: если какой-то метод сработал на вас, это еще не значит, что он сработает на другом конкретном человеке; то, что вас учили именно вот так, не означает, что ваш учитель знал, чему учит; то, что вы всегда делали именно так, не означает, что не может появиться более эффективных или безопасных способов достигать схожих результатов.

Эффективность решения поставленной задачи – результат управления многими факторами. Передача эмпирического опыта – то, что сделало из примата человека. Но формирование теоретического знания на основании эмпирического опыта – то, что человеку создать прогрессивную цивилизацию.

Тренеру нужно и то, и другое, да побольше, потому что частные практические случаи показывают: не бывает универсально эффективных методов и средств. У людей различные цели, ценности, предпочтения, социально-культурная среда, бытовые условия, режимы труда и восстановления. Единственное, что объединяет всех людей – им нужно движение. На этом сходство заканчивается, и не может быть одинакового подхода к двум разным людям. Должен ли подход быть принципиально разным? – Конечно, нет. Но необходимо быть готовым к модификации решений по организации тренировочного процесса в текущем режиме, основываясь на обратной связи от атлета и наличии/отсутствии результатов. Думать, что всем клиентам без исключения нужно бегать, или делать тяжелые тяги на двух ногах, или поднимать штангу над головой – значит, лениться и не желать искать более эффективные в каждом конкретном случае способы решения поставленных задач.

Таким образом, принятие решения об организации тренировочного процесса должно строиться с учетом конкретных особенностей каждого атлета, основываясь на имеющемся эмпирическом опыте, соотнесенным с данными актуальных научных исследований и не противоречащем здравому смыслу естественно-научных знаний.

Одно проистекает из другого, но и подпитывает это «другое». Частные случаи обогащают практический опыт, формируя новый материал для научных исследований, своими результатами подтверждающих или опровергающих – но в любом случае обогащающих - научное знание о реальности. И именно так происходит эволюция оздоровительной и спортивной тренировки.

 

 



Оставить комментарий

Чтобы комментировать вам нужно авторизоваться



Читайте также