Про топовых атлетов и обезьяну с гранатой

Уровень зарубежных атлетов поражает воображение! Кажется, они способны выполнить любую двигательную задачу в любых условиях, соревноваться 4-5 дней подряд хоть под дождем, хоть под полуденным солнцем, и «переварить» любой объем нагрузки. Их внешний вид, равно как и атлетические показатели, вызывают у энтузиастов КроссФита и атлетов восхищение и… подозрение.
Про топовых атлетов и обезьяну с гранатой

 

Вступление

Уровень зарубежных атлетов поражает воображение! Кажется, они способны выполнить любую двигательную задачу в любых условиях, соревноваться 4-5 дней подряд хоть под дождем, хоть под полуденным солнцем, и «переварить» любой объем нагрузки.

Их внешний вид, равно как и атлетические показатели, вызывают у энтузиастов КроссФита и атлетов восхищение и… подозрение. Образ мышления человека, с одной стороны, крайне сложен, но с другой – довольно примитивен и предсказуем. Если кто-то лучше (сильнее, выносливее, результативнее и т.д.) тебя, то принять это крайне сложно. Почти невозможно, по крайней мере, сразу. В первую очередь срабатывает защитный механизм, работающий по принципу «лучшая защита – нападение». Он означает, что первым делом в такой ситуации человек подвергает достижения другого сомнению. Если другой состоятельнее – значит, наворовал. Если быстрее продвигается по карьерной лестнице - значит, подхалим.

Если он результативнее в соревновательной деятельности – значит, он как-то нарушает правила.  Может быть, он знает задания заранее. Или дружит с судьями. Или принимает запрещенные препараты.  

Говорят, победителей не судят. Что ж, может быть и так, но совершенно точно победителей подозревают. Что-то вроде презумпции виновности того, кто лучше тебя.

И самое частое, что можно услышать при обсуждении топовых кроссфит-атлетов уровня Games – «на чем они?», «что они жрут?», «да у них химия из ушей плещется» и т.д.

Логический изъян мышления «они все заряжены»

Винить таких людей в ограниченности восприятия нельзя. Восприятие формирует реальность, да. Но то, чего ты не знаешь, ты не можешь воспринять.

Например, если ты не разбираешься в автомобильной промышленности, то для тебя все машины отличаются по цвету и степени чистоты. Чем больше ты знаешь об автомобилях, тем более тонкие детали можешь воспринимать, вплоть до особенностей конкретной модификации.

В спорте так же. Сторонний наблюдатель, далекий от спорта и впервые увидевший CrossFit Games, ничего не поймет. Какие-то люди бегают туда-сюда, дрыгаются на турнике и поднимают тяжести. Человек со спортивным бэкграундом поймет больше. Возможно, отличит рывок штанги от приседания. Или поймет, в чем сложность той или иной нагрузки. Или оценит очень высокий общий уровень атлетизма участников.

Детали, тем не менее, остаются вне восприятия непосвященных. Степень экономичности техники. Тактические изыски и ухищрения. Стратегическое распределение сил в течение соревновательных дней. Тонкости питания в тренировочном и соревновательном периодах. Восстановительные практики и процедуры. Предшествующий соревнованиям тренировочный процесс, его детали и характер.

Поверхностные знания о тренировочном и соревновательном процессах, плюс ограниченность восприятия общей картины, плюс «презумпция виновности того, кто лучше тебя» - и готово подозрение всех топовых атлетов в повальном использовании запрещенных препаратов.

«Что бы ни думал думающий, доказывающий это докажет». Американский писатель Роберт А. Уилсон говорил так о неограниченной склонности людей к рационализации своих идей. «Думающая» сторона человека формирует идеи и мнения. «Доказывающая» - рационализирует и обосновывает их соответствие истине. Во что бы вы ни верили – вы сумеете убедить себя в истинности этой веры. И если вы верите, что все, кто лучше вас, используют допинг, вы найдете сколько угодно доводов в пользу этой версии. Только вот от постоянного повторения мнение не становится истиной, поэтому ни к чему хорошему такая стратегия не приводит.

Способен ли допинг превратить посредственность в звезду?

А способна ли граната в руках обезьяны превратить ее в элитного воина? Очень вряд ли. Тем не менее, многие атлеты и тренеры в это верят. Проблема такая же, как и в случае обезьяны с гранатой: они опасны для себя и окружающих.

Позиция «все дело в допинге» очень удобна. Тренеру, который так считает, не нужно заморачиваться с самообразованием, поиском новых методик, анализом данных и т.д. Ведь все, что нужно – это волшебная пилюля и укол. А без этого, вроде как, и дергаться смысла нет. Атлет, в свою очередь, находит способ быстрее прийти к «результату». Ага, но только если желаемый «результат» -  прыщи на спине. Во всех остальных случаях волшебная пилюля не становится исчерпывающим ответом.   

Хрупкость «химического» мышления

Нассим Талеб в своей замечательной книге «Антихрупкость» назвал «хрупким» все, что приводит к достижению незначительного и ограниченного результата, но несет при этом крайне высокие, неограниченные риски.

Вера в силу стероидов обладает максимальной хрупкостью. Какие преимущества можно получить, используя запрещенные препараты? Можно быстро повысить силовые показатели, нарастить мышечную массу или снизить процент подкожного жира. Быстро, но не всегда значительно, и всегда ненадолго. То, что быстро приходит, столь же быстро исчезает при прекращении использования препаратов. Это «результат», который можно получить, он очень ограничен и нестабилен. И его недостаточно. Комплексная спортивная подготовка подразумевает развитие по 5 направлениям: физическая, тактическая, техническая, психическая и интеллектуальная подготовка. А препараты могут повлиять только на одну-две части одного направления.

И, что главное, риски неограниченны. Вот лишь некоторые.

- Спортивный интеллект на уровне обезьяны с гранатой. Без шансов что-то улучшить, ведь «граната – это все, что нужно, чтобы стать воином».

- Психологическая зависимость. Падение результатов при прекращении приема запрещенных препаратов неизбежно. И оно приводит к депрессии. Способ ее лечения – непрерывное употребление запрещенных препаратов и укрепление веры в их необходимость, с одновременным снижением веры в действие любых других составляющих процесса.

- Нарушения работы гормональной системы с неизвестными последствиями. Все заверения о безопасности «правильных курсов» - это личное мнение того, кто так говорит. Что бы ни думал думающий, доказывающий это докажет, но бесконечное повторение фразы не делает черное белым. А правда заключается в том, что никто в мире не знает наверняка о долгосрочных последствиях вмешательства в работу гормональной системы. Исследования этого вопроса находятся в зачаточном состоянии. Неограниченность риска заключается в том, что последствия могут проявиться только у потомства любителей химии, или у потомства их потомства.

- Риски для сердечно-сосудистой системы. Точно так же, любые заверения в безопасности стероидов для сердца идут либо от ленивого невежества, или от воинствующего невежества.

Все, кто заявляет, что идут на «осознанный риск» - я вам не верю. Принятие риска означает принятие на себя ответственности за его последствия. Но вы даже не можете взять на себя ответственность за то, что проигрываете, потому что вы хуже подготовлены (слабее, корявее, глупее). Нет, это не вы хуже, это все остальные – обманщики. Бравирование «осознанием рисков» продолжается только до момента их наступления. Кричать, что тебе анатомически удобнее тянуть горбом, легко только до тех пор, пока не начнет неметь нога.

Мы vs. Они

Йонне Коски после участия в Siberian Showdown 2015 описывал опыт состязания с российскими атлетами примерно такими словами: «забавно. В России одни бодибилдеры». Для тех, кто не знает, Йонне Коски – многократный участник CrossFit Games. И в тот год он без напрягов разнес наших атлетов в пух и прах. Что отличает наших атлетов от зарубежных? Ответов больше, чем один.

Возможно – именно возможно, я не знаю ничего наверняка – зарубежные атлеты «сидят» на новейшем допинге, и потому они на голову выше нас. Может быть, они используют обычные препараты, но CrossFit HQ их крышует и допинг контроль избирательный и не настоящий. Может быть. Однако этого мы не знаем наверняка, и пока не доказано обратное, кидаться голословными обвинениями неэтично. К тому же, мы знаем некоторые другие моменты. Вот некоторые из них.

Одно дело, когда ты находишься в длинной очереди догоняющих поезд на всемирную тусовку, которая именуется CrossFit Games. Совсем другое дело, когда ты находишься в этой тусовке еще с тех пор, когда она была не всемирной, а вполне себе местечковой. Это то, что именуется «самоэффективностью»: те, кто находится в тусовке давно, знают, что принадлежат кругу лучших в мире. Когда ты привык выполнять комплексы Open в топе по миру, психологически гораздо проще выдавать максимальную интенсивность. Есть исключения, конечно, но в целом такой психологический эффект существует и не стоит его недооценивать.

Следующий момент. Любители пилюль и инъекций известны нестабильностью своих результатов. Они могут бить мировые рекорды сегодня, а уже через месяц не способны поднять и три четверти этого веса. Или сегодня они выглядят как обычные ребята с дистрофичными ногами, а через две недели набирают 10 кг мышечной массы и кардинально меняются. Но что можно видеть у зарубежных атлетов? Стабильность в результатах в течение всего года. Практически все топовые атлеты постоянно выкладывают свои тренировочные видео, и лучшие из них максимально стабильны. Никто резко не изменяется внешне, личные рекорды редки, и когда они происходят, это не 10 кг за полгода, а скорее 2-5 за пару лет. Постоянная допинговая игла на той стороне поля? Или дошедшая до абсурда паранойя на этой.

Не стоит также недооценивать образ жизни. В этом году, когда Михаил Орлов отобрался на CrossFit Games и мы впервые побывали в США, опыт в поездке был получен уникальный. Причем не только соревновательного плана. Очень познавательно было посмотреть на «одноэтажную Америку», вне немногочисленных крупнейших мегаполисов живущую просторно, тихо и комфортно. Это совсем не то же самое, что тратить ежедневно 2-3 часа только на дорогу в пробках или общественном транспорте. Конечно, в наших деревнях тихо и спокойно, но вряд ли там есть такая развитая спортивная инфраструктура, которая имеется в США. Я вовсе не собираюсь приукрашивать жизнь за бугром. Но их образ и ритм жизни менее стрессовый, и переоценить значение этого фактора для восстановления довольно сложно.

К слову об образе жизни. Если посмотреть на систему школьного и студенческого спорта, то разница тоже колоссальна. В России, даже если ты занимался каким-то игровым видом спорта профессионально, скорее всего, культуры работы с тяжестями и силовых тренировок у тебя не будет, поскольку понятие «силовая и кондиционная тренировка» в российской практике отсутствует. В Америке же к моменту окончания колледжа у тебя за спиной может быть более 5 лет занятий разными видами спорта, плюс опыт структурированной силовой и кондиционной тренировки, даже если ты не планировал заниматься спортом профессионально. Каких атлетических показателей можно достигнуть за более чем 5 лет регулярных тренировок? И без химии, очень неплохих.

Плюсок к вышесказанному идут отстроенный режим питания и восстановления у многих атлетов. Электромиостимуляция, массаж, криотерапия, йога, гидротерапия, акупунктура, медитация, дыхательные практики – зарубежный топ не гнушается никакими известными методами восстановления. Повторюсь, возможно, они используют и запрещенные методы и средства. Но они точно не единственные в списке «восстановителей», как у некоторых печально известных персонажей, попавшихся на допинг контроле на соревнованиях Гераклиона. 

И последнее, но, возможно, самое главное отличие. Время просто «постоянно варьируемых высокоинтенсивных функциональных движений» прошло. Настала эра четкой структуры тренировочного процесса, годичной периодизации, тренеров как по интегральной подготовке, так и по отдельным направлениям. Атлетов высокого уровня, которые тренируют себя сами, практически прошло. И среди победителей их нет совсем. А сколько наших атлетов тренируется под руководством определенного тренера по структурированной периодизированной программе?

Топливо в пожаре эволюции

Человеческий организм – тонкая и очень сложная штука. Результат миллионов лет эволюции жизни, предельно эффективный в вопросах выживания. Есть те, кто считает, что можно легко улучшить его за счет внешних воздействий. Импланты, протезы, инъекции. Вот только ни один искуственный орган не работал пока лучше, чем его биологический прототип. Внешнее вмешательство в работу тканей, органов и систем органов несет риски, размер которых, как уже говорилось, оценить не представляется возможным.  

К тому же, мнение, что даже посредственных результатов нельзя добиться без искусственного усиления, звучит просто унизительно с точки зрения самой идеи спорта, а также интеллектуального и физического потенциала человека. 

Слушайте, когда «атлет» за месяц набирает 10 килограмм мышечной массы, бьет рекорды в тяжелоатлетических движениях, а через два месяца не может поднять и 80% от этих весов, когда он выглядит, как бодибилдер, но закисляется от прыжков со скакалкой – это не про самых физически подготовленных людей. Это сюжет для Ералаша.

Тем не менее, внешнее вмешательство – это личное дело каждого. До тех пор, пока обезьяна с гранатой не предлагает эту гранату всем и каждому, а тихонько пытается ее проглотить. Тогда это вопрос естественного отбора и очищения генофонда.

Выводы

Если мы хотим выйти на мировую арену и достойно соревноваться на самом высоком уровне, вопрос «чё сожрать» стоит явно не на первом месте. Возможно, вообще не стоит. Это только отвлекает от действительно важных составляющих. Подготовка многогранна. Физическая подготовленность не имеет значения без технико-тактической, психической и интеллектуальной. Киборгов, которые «тащят на дури», на самом высоком уровне уже нет. Не говоря о подиуме.

Только системный подход к тренировочному и соревновательному процессу и постоянное повышение уровня методического обеспечения может изменить ситуацию кардинально. Начинается же все с изменения восприятия.