1 день CrossFIt Games 2018 и книга Дэйва Кастро

Первый день CrossFit Games закончился, и он был самым тяжелым за всю историю Игр. Так говорил Дэйв Кастро, и это подтвердил Бен Смит – ветеран Игр, отобравшийся в индивидуальном формате уже 10 раз подряд. Сам по себе марафон на гребном эргометре многим внушает ужас. А когда понимаешь, что это только первый день, волосы на теле начинают шевелиться в несколько раз быстрее. Обязательно будут те, кто раскритикует программу. Но критиковать легче всего. Гораздо легче, чем понять логику, которая стоит за программой.

Кастро попытался продемонстрировать процесс создания соревновательной программы в своей недавно опубликованной книге Constructing the Games. Книга представляет собой сборник дневниковых записей Кастро, в которых он скрупулезно записывал все, связанное с созданием, тестированием и шлифовкой соревновательной программы CrossFit Games 2017. Книга затянута, но читать было интересно. Кастро сам написал, что книга бестселлером не станет. И что писал он ее для себя.

Суть книги в том, что процесс создания соревновательной программы долгий и трудоемкий. Все начинается с концепции – что и как ты хочешь тестировать. Затем создается общий тайминг соревнования, учитывающий монтажи, смены оборудования и площадок, разные категории атлетов и многое другое. Параллельно с этим прорарабывается логистика мероприятия. Далее на основании концепции и организационных вводных создаются конкретные задания. Затем они тестируются, их детали уточняются. Оценивается сбалансированность программы по движениям, навыкам, зонам мощности, инвентарю и другим параметрам. Большая часть программы утверждается заранее, но какие-то задания утверждаются уже непосредственно перед Играми или во время Игр.

Самое главное, что можно и нужно вынести из этой книги всем, кто соревнуется в кроссфит-состязаниях: это не спорт физической подготовки. Games не выявляют самого физически подготовленного. На CrossFit Games пытаются определить самого подготовленного атлета в принципе. По всем параметрам: физическому, техническому, тактическому, психологическому и даже интеллектуальному.

Я бы хотел подчеркнуть еще раз: на Играх не тестируют просто физическую подготовленность. Некие абстрактные физические качества в вакууме никому не интересны. На Играх не тестируют и кроссфит-подготовленность. Кастро составляет программу, пытаясь выявить the fittest – наиболее приспособленного и подготовленного атлета. Давайте пристальнее посмотрим на программу первого дня.

В первом задании все 40 атлетов стартуют одновременно. Здесь твой результат может зависеть от действий соперника. Тебя могут подрезать, или ты можешь попасть в массовый завал. Кто-то говорит, что это плохо. Так вот, если бы Кастро хотел протестировать способность кататься на велосипеде, он бы пустил всех по очереди, с запозданием. Массовый старт был использован специально, чтобы создать элемент неопределенности. Потому что способность кататься на велосипеде никому не интересна. Масс старт требует тактики, способности адаптироваться к меняющейся среде и ментальной устойчивости помимо умения быстро кататься.

Вообще, 1 день лучше рассматривать издалека. Тогда видны не отдельные задания, а концепция первого дня. Посмотрите: это что-то вроде триатлона, только на наш, кроссфитерский, лад. Все начинается с циклической нагрузки с элементом хаотичности из-за скорости и массового старта. Затем тестируются навыки владения телом в пространстве, но при этом в зоне субмаксимальной анаэробной мощности. После этого тестируется абсолютная сила в приседе, жиме стоя и тяге. Второе и третье задание – классические бенчмарки КроссФита. Программа завершается марафоном – тестом не столько аэробной работоспособности, сколько ментальной устойчивости. Успешно пройти такой день целиком не сможет ни триатлет, ни пауэрлифтер, ни гимнаст.

Что интересно, кроссфитеры образца 2009-2011 годов, вероятно, тоже бы не смогли. Атлеты тех времен были хорошо подготовлены, но именно с позиции кроссфит-подготовленности. Кастро писал в книге, что его часто критикуют за то, что на Играх слишком много «странных» тестов и что это не кроссфит. Но если бы он составлял программу только из кроссфит-заданий, сейчас атлеты не были бы способны на то, на что они способны.

Кроссфит-атлет образца 2018 года может быстро и долго бежать по асфальту и пересеченке, может плыть в океане, озере и бассейне, может поднимать очень большие веса и отлично владеет телом в гимнастических движениях. Еще кроссфит-атлеты очень психологически устойчивы и буквально готовы к любому испытанию.

Если над званием The Fittest on Earth в 2008-2010 годах смеялись все, кому не лень, сейчас уже особо никто не смеется. И во многом это благодаря соревновательной программе Игр из года в год.

Ведь то, чего не встречается в соревновании, не надо тренировать. В соревнованиях не встречаются гантели – не будем их даже закупать. Не бывает спринтерского бега – зачем бегать? Силу всегда тестируют на свежую – зачем делать силовые задания на утомлении?

К счастью для атлетов, соревнования делаются для того, чтобы вывести их из зоны комфорта и там определить, кто лучше. Ведь только за пределами зоны комфорта начинается рост. А внутри этой зоны – самодовольство и тлен.

Посмотрите на последующие дни Игр с этой перспективы. Впереди много неожиданных заданий и неопределенности. Победит самый подготовленный во всех смыслах. Но все атлеты в итоге станут лучше, даже те, которые не отобрались на Games.

 



Оставить комментарий

Чтобы комментировать вам нужно авторизоваться



Читайте также