История одного конфликта, или привет из темного времёни

Пока я готовлюсь к семинару «Силовая и кондиционная подготовка универсальных атлетов», в сознании всплывают воспоминания о временах зарождения кроссфита в России. На семинаре мы будем разбирать, как выстраивать оптимальный тренировочный процесс для разных видов спорта. А еще в 2012 году я свято верил, что путь к оптимальному тренировочному процессу лежит через методологию кроссфит-тренировок. Я был абсолютным приверженцем догмы, что любой результат достижим через высокоинтенсивные разнообразные функциональные движения. Я дышал этим, практиковал и проповедовал. Я был на «пике глупости» по Даннингу-Крюгеру.

Я считал, что должен развивать КроссФит в России как только могу. Мы переводили руководство к семинару L-1, переводили и писали статьи, организовывали воркшопы. Уже в Гераклионе в 2013 году мы организовали «Кроссфит-Лигу». Сразу после первых Зимних игр состоялся круглый стол, на котором собрались некоторые из ключевых фигур отечественного кроссфита того времени.

На круглом столе мы обсуждали перспективы совместной работы в части организации соревнований, подготовки судей, повышения квалификации тренеров и многие другие вопросы. После этого мы написали письмо в CrossFit HQ. Мы писали о том, какую классную затею мы реализуем в России. И еще о том, что просим HQ присматривать за кроссфит-лигой и ее работой по популяризации кроссфита в России. Кто-то знает эту историю, а кто-то уже просто догадался, что произошло дальше.

Мы получили вполне обоснованный ответ, в котором были четко обозначены несколько пунктов. Во-первых, КроссФит – зарегистрированная торговая марка, и этот бренд CrossFit развивает самостоятельно, никакая помощь ему не нужна. Во-вторых, создав «КроссФит-лигу», мы нарушили закон об авторских правах. В-третьих, если мы будем продолжать в том же духе, нас засудят.

Поскольку письмо отправлялось от имени аффилиата CrossFit Geraklion, а аффилирован он был на меня, диалог быстро приобрел личный характер. То есть, это я нарушил лицензионное соглашение и я буду отвечать, если мы не прекратим делать, что делаем.

Стоит ли говорить, что мой мир пошатнулся. Уже почти три года кроссфит плотно вошел в мою жизнь. Фактически, заполнил ее до краев. И вот я оказываюсь в роли главной угрозы для бренда в России! В роли «врага №1»!

Конечно, в действительности все было не так уж драматично. Мы действовали исключительно из благородных стремлений, но вызвали непонимание со стороны штаб-квартиры, которое вылилось в длительную переписку с объяснениями. «КроссФит-Лига» перестала существовать. От нее осталась «Фит-лига» с главной функцией организации соревнований. Затем мы восстановили взаимопонимание с CrossFit HQ. Нас не лишили лицензии, и не пытались воздействовать каким-либо правовым путем. Вопрос исчерпал себя. Спустя год мы все же стали «популяризировать» кроссфит, являясь несколько лет принимающим залом для семинаров CrossFit Level 1 / 2 в Москве.

Но я по-прежнему находился в «долине отчаяния». Я человек идеи. Мне важно верить в то, что я делаю, и что это имеет смысл. «Популяризация кроссфита» потеряла значение – ведь сам CF HQ сказал мне в 2013 году, что это не нужно. Сам HQ сказал, что мы не имели права переводить CrossFit Level 1 Guide на русский язык.

Я стал изучать, что происходит в зарубежном кроссфит-сообществе. Увидел критику. Увидел истории с Black Box Summit (после которого с кроссфитом порвали тренеры Робб Вольф и Грег Эверетт), критику бессистемности кроссфита со стороны авторитетных американских тренеров по силовой и кондиционной подготовке (Майк Бойл). Увидел зарождающиеся уже тогда проблемы репутации бренда, связанные с качеством продукта в отдельных клубах и квалификацией тренеров. Увидел догматизм ортодоксальной методологии под оберткой инновационности. Мое личное идейное «дно» стало только глубже.

Но постепенно я понял одну простую вещь. Мне нравилось думать, что я «популяризирую КФ». Но что стоит за этой абстрактной мыслью? - Люди, которые открывают для себя подобный вид двигательной активности и улучшают качество своей жизни. Я понял, что мне важно работать с людьми, а не проповедовать догму. И если относиться к КроссФиту как к концепции, а не завершенной методике, то все проблемы отпадают.

Тогда концепция вариативного интенсивного функционального тренинга наполняется смыслом через соответствие физиологии, биомеханике и анатомии. Тогда ты понимаешь, что вариативность – полностью управляемая переменная, интенсивность необходимо планировать, а функциональность определяется средой, в которой функционирует человек.

К моменту, когда летом 2013 года открылся CrossFit Geraklion, я уже полностью переосмыслил то, чем занимаюсь. Откинув все постулаты ортодоксального кроссфита, мы пошли по пути ориентации тренировок на результат и соответствия методологии доказательной базе.

Всех клиентов мы тестировали через FMS, разминку стандартизировали, план тренировок с самого начала был структурирован и цикличен, нагрузка персонализирована. Позже возникла необходимость готовить атлетов к соревнованиям в стиле КроссФит и организовывать ОФП для спортсменов из других видов спорта. Разные задачи решались по-разному, но принципы оставались едины: учет индивидуальных потребностей, безопасность, ориентация на результат. Мы оставались кроссфит залом, но внутри дорабатывали свои подходы и программы.

Оглядываясь назад, я понимаю, что «кризис» 2013 года был для меня невероятной удачей. Он заставил меня выкинуть розовые очки и пойти пути обучения, проб, ошибок, вопросов, ответов и еще большего количества вопросов. Этот путь неудобен, но эффективен. Отказавшись от догматических установок, мы можем выстроить тренировочный процесс как систему. Тогда каждая деталь работает на повышение общей результативности процесса, а случайности сведены к минимуму.

Как это сделать, мы будем говорить 4 дня на семинаре «Силовая и кондиционная подготовка универсальных атлетов». Никаких догм – только принципы, примеры и практика  http://evotraining.getcourse.ru/seminar.