История про одного атлета Геймз

Все персонажи и описываемые события являются вымышленными. Любое совпадение с реальными людьми или событиями - случайно.

***

- Ст’эпан Читчи… Читчиджинар’оф!

Степан не сразу уловил свое имя за нагромождением звуков. То, что с фамилией будет сложно, он понял еще на собеседовании в американском консульстве при получении визы. Фамилия Чичигинаров – это вам, конечно, не Петров, но и не самая сложная фамилия. Но только не в англоязычном варианте.

Сначала ее тщетно попытался произнести офицер консульства. Потом то же самое произошло уже в Мэдисоне при регистрации. И повторялось каждый раз в зоне контроля атлетов, когда Степану надо было назвать имя и фамилию для идентификации в заходе. Американцы захлебывались примерно на втором слоге, теряли место для ударения и в итоге ставили акцент на последнем слоге. Степан пару раз пытался объяснить правильное произношение – как будто знал, как правильно. Он плохо владел английским языком, поэтому «правильно» означало произнесение фамилии по слогам и с легким акцентом: «Чи-чи-ги-на-роф». Это не помогало, и он смирился. Но каждый раз, когда его объявляли при выходе на площадку, не реагировал с первого раза.

Предстояло уже третье и финальное задание перед отсевом. Гигантская лесенка со штангой, где сначала определялся максимум в рывке штанги, затем в классическом толчке и, наконец, в становой тяге. Тренер Степана, прослушав стандарты выполнения этого задания, объяснил Степану детали одним выражением: «Человеческая многоножка».

 

 Это был первый год после изменения формата КроссФит Игр. Часть атлетов отбиралась через этап Опен, из лучших 20 результатов в мире. Часть – через санкционированные соревнования сторонних организаторов. Но по большей части состав формировался национальными чемпионами – победителями этапа Open в стране их гражданства. Точное количество атлетов Степан так и не запомнил – что-то около 190 атлетов каждого пола.

  Никто не понимал до последнего, что из себя будут представлять Игры в этом году. Сколько дней соревноваться до отсева, как будет протекать отсев, есть ли смысл ехать, если до финальных двух дней почти наверняка не дойдешь? Одни вопросы, рождавшие скорее тревогу, нежели радостное предвосхищение.

На Игры Степан попал почти случайно, и чувствовал себя скорее туристом. На Опен он занял 3 место, уже ни на что не рассчитывал и потому удивился, когда из Кроссфит HQ запросили видео с выполнением 2 и 4 заданий. То, что он увидел письмо с запросом среди моря спама и информационных рассылок, было сродни чуду. Атлету на 2 месте повезло меньше: он не заметил запрос на проверочное видео вовремя. В итоге оказалось, что у парня на 1 месте не приняли один из комплексов, срезав ему 15% результата. Так Степан стал национальным чемпионом и отобрался на Игры.

Он не питал иллюзий по поводу своего уровня подготовленности, достаточного для местной песочницы, но явно уступающего уровню топов. Но возможность поехать была. Брать для этого кредит, продавать душу какому-нибудь «меценату» или собирать средства в интернете, к счастью, не было необходимости. Степан подумал и решил, что даже туристом на Игры попасть будет неплохо. А «атлет Геймз» - это атлет Геймз, даже если отсеется в первом раунде. Понт может и не большой, но лишним не будет.

Атлетов до последнего держали в неведении. Только вечером в понедельник, после регистрации, был проведен инструктаж по первому заданию. Атлетов собрали на площадке для инструктажа, отделенной от гигантской разминочной зоны вместительными трибунами. Дейв Кастро сорвал бурю аплодисментов. Он не из самых приятных людей, но атлеты по нему соскучились. Кастро был олицетворением Игр прошлых лет, двигателем их роста и развития. При всей своей «мутности» Кастро был чем-то понятным и почти родным, особенно на контрасте произошедших изменений и царившей неопределенности.

Кастро, широко улыбаясь, рассказал, что эти Игры будут самыми жесткими за все время. Что никто не готов к тому, что будет происходить. И что атлеты вольны сняться, когда только пожелают.

Первое задание было массовым стартом. Дикая помесь триатлона и гонки с препятствиями. На бумаге оно выглядело так:

Массовый старт всех атлетов у «стадиона» - уличной арены Игр.

1600 м бег до озера

500 м Плавание в озере

1600 м бег с диском 20/15 кг, удерживая его любым способом

500 м бег с препятствиями

10000 м велосипедная гонка.

Стандарты выполнения Степан понял только после инструктажа, когда разбирал задание с тренером. Задание было полно ловушек и нюансов, чем дальше, тем менее приятных.

На старте все выстраивались в соответствии с местом, занятыми в Опен. Чем лучше место – тем ближе к старту ты стоишь, и наоборот. Плавание любым способом. Но после плавания – первый отсев, пока только внутри задания. На берегу лежало ровно 100 дисков каждого веса. Соответственно, надо было войти в первую сотню, чтобы продолжить. Диски выложены в ряд перпендикулярно берегу. Берешь любой диск, какой хочешь или какой достался. Самый дальний диск лежал в 500 м от берега. Тот, кто первым вышел из воды, мог треть обратной дистанции пробежать без лишнего отягощения.

На полосе препятствий становилось еще интереснее. Там было 10 препятствий:

Рукоход с измением высоты, бревна для баланса, 5-метровая сетка, последовательность 4 из канатов с увеличением диаметра, по каждому из которых надо подняться, колючая проволока для ползания по-пластунски, 4 стенки высотой 3.2/2.7 м для перелезания, рампа, небольшая горизонтальная скалолазная трасса, покрышки для кантования и брод с бревнами для перелезания/подныривания. Атлетам объявили, что на каждом препятствии будет 10 мест. Препятствия преодолеваются в порядке живой очереди. То есть, если есть место, ты двигаешься дальше. Нет места – ждешь. Упал с препятствия – проходишь заново. И заново проходишь очередь, если она вдруг возникла за это время.

После полосы препятствий отсеивались еще 50 атлетов. Лучшие 50 перемещались к велосипедам, выбирали любой велосипед по своему выбору, регулировали высоту седла и ехали еще 10 километровых кругов по пересеченной местности парка.

С оценкой финального результата было еще сложнее. За каждым атлетом был закреплен чип. Контур считывания времени расположен на выходе из воды, затем после полосы препятствий и на финише велосипедной гонки. Если атлет выбывал после плавания или полосы препятствий, его результат – время выполненной работы. Ранжирование происходило в рамках отсеянной группы. Плохие пловцы – между плохими пловцами, плохие бегуны – между плохими бегунами, лучшие 50 – между лучшими 50.

- Если после плавания выбыл – все, Игры закончились? – уточнил Степан у своего тренера.

- Нет, выбываешь только в рамках задания. Кастро сказал, что все атлеты будут выполнять все задания во вторник и среду. И уже после этого отсев.

- Прям Голодные игры. А как считаются баллы?

- Первый получает 1 балл, второй – 2. Лучшие 50 атлетов получают от 1 до 50 баллов. Те, кто выбыл на полосе препятствий – от 51 до 100. Те, кто отсеялся после плавания – от 101 и дальше до бесконечности. В финалах будет уже стандартная 100-балльная схема.

- Ясно. Задание – жесть. Понятно теперь, почему там так много возмущались и сидели с кислыми минами. Хорошо, у меня английский плохой. – Засмеялся Степан. - По второму заданию когда будет инструктаж?

- В среду. Не думай об этом. Сейчас обсудим тактику на первое задание, и дальше настраивайся на борьбу.

И Степан настраивался. В голове заклинило слова из песни «Буду погибать молодым». Но настроение было хорошим. Общая атмосфера праздника, толпы крутых атлетов вокруг, и какая-никакая, но определенность относительно первого задания. Конечно, некоторые из ветеранов жаловались, что Игры уже не те. Вещей и подарков выдали не в пример меньше, да и все остальное выглядит скромнее по сравнению с прошлыми годами. Но Степану сравнивать было не с чем, да и не хотелось. Не отменили Игры и не заставляют отжиматься от дивана – и на том спасибо!

Первая часть первого задания прошла как в тумане. У Степана не было ощущения присутствия в моменте. Казалось, это все происходит не с ним. Англоязычная речь вокруг, атлеты, которых он раньше видел только в роликах, толпы зрителей, «Буду погибать молодым» и осадок от упражнений в произношении его фамилии в голове.

По Опен в мире он занял 87 место. На старте стоял в самой гуще атлетов. Во время бега Степан старался держаться примерно в середине, чтобы не ухудшить значительно свое положение, но и не загнать себя раньше времени. В плавании он был уверен – это был его основной вид спорта в детстве. Собственно, на плавании он только впервые и пришел в себя. Все ненужные мысли развеялись. В голове был только контроль техники и дыхания, корректировка направления плавания и лавирование между соперниками, особенно на развороте у буйков.

Степан не знал, на каком месте вышел из воды, но обогнал в воде пару десятков человек и, что главное, оставались свободные диски для бега. Он переобулся, пробежал сотню метров до самого дальнего из оставшихся дисков и двинулся дальше.

Второй бег получился хуже. Диск 20 кг вроде и не добавлял много веса, но был неудобным. Степан все не мог понять, как лучше его держать. Наливало то разгибатели спины, то квадратную поясничную, то косые мышцы живота. Да и голени из-за измененной техники забились очень рано.

К полосе препятствий он прибежал уже почти пустым. Во время бега он пропустил с десяток человек, прежде чем увидел удачный способ переноски диска и смог немного ускориться.

Полоса препятствий была адом неловкости и раскоординированности. Ноги не слушались. Степан ни разу не бегал такие гонки с препятствиями. Кто-то когда-то сказал ему, что в своей книге Кастро упоминал, что ненавидит гонки с препятствиями и не будет их делать на Играх. Но меняется формат, меняются и взгляды. Только вот то, что ты не практикуешь, получается обычно не очень хорошо. Степан упал с рукохода и несколько раз падал с бревен. Не сразу сообразил, как перелезать через стену 3.2 метра. На некоторых препятствиях царил форменный хаос. На одном рабочем месте могла быть очередь, а другое совсем свободное. Не все быстро ориентировались. Некоторые метались, как голодные мыши перед десятком мышеловок. Какие-то из атлетов и вовсе пробегали мимо препятствий в полузабытьи.

Когда Степан преодолел последнее препятствие, свободных велосипедов не было, и на финише топтались и валялись пара десятков атлетов. Первое задание для него закончилось. Финальный результат – 75 место и соответствующее количество баллов. «Не так уж плохо», подытожил для себя Степан и пошел смотреть на велогонку лучших 50 атлетов.

 

Второе задание было сущим адом. Его объявили в среду с утра, за час до старта. Название – «It pays to be a winner».

- Оно платит, чтобы быть победителем? Че за бред? – Спросил Степан у тренера.

- Переводится как «выгодно быть победителем» - Тренер сопроводил слова фейспалмом.

Кастро заговорщически улыбался, объясняя задание. Необходимо было выполнить на время 5 раундов:

10 трастеров 135/95 фунтов

15 подтягиваний до груди

35 двойных прыжков через скакалку.

Крышка для задания была 8 минут. Самое интересное начиналось после крышки. Если атлет не укладывался в крышку, ему добавлялось еще 2 раунда, с общей крышкой 12 минут. Не укладывался – еще 2 раунда, с крышкой 16 минут. Не укладывался дальше – еще 2 раунда с общей крышкой 20 минут. В каждом заходе по 20 человек.

- Что за бред: чем ты слабее, тем больше работы выполняешь? – Удивился Степан.

- Да. Победителем быть выгодно.

- Это чтобы потом никто не жаловался, что из-за отсева нагрузки мало!

- Похоже, Кастро ненавидит идею с национальными чемпионами. – Ухмыльнулся тренер.

- Точно! Раненых не останется! - И Степан снова завел речитатив «Буду погибать молодым».

Он почти успел уложиться в крышку. Если бы не второй раунд! Во втором раунде он сделал 15 подтягиваний, спрыгнул с турника и побежал к скакалке. И не сразу понял, что судья с ним не пошел, стоит на месте и что-то кричит, призывно размахивая планшетом. Степан так и не понял: то ли он не доделал нужное количество, то ли судья не засчитал повтор. Он подтянулся еще один раз, и судья жестами направил его к скакалке. Было потеряно 20-30 секунд. Степан отогнал небольшую волну паники и продолжил работу.

Сигнал раздался, когда он отпрыгал 22 прыжка из последнего раунда. Проблема была в том, что в попытке уложиться в крышку, Степан работал далеко в «красной зоне», без запаса на последующую работу. Он допрыгал двойные прыжки, вернулся к штанге и просто сел рядом с ней. Сил будто не осталось. Он заставил себя продолжить только примерно через 30 секунд, внутренне смирившись с тем, что выбора нет и доделать работу все равно придется. Он не уложился в следующую крышку, но вышел из 16 минут, сделав 9 раундов за 15:42. И был рад этому, наблюдая, как примерно четверть захода выживала до конца 20 минут, так и не завершив все задание.

 

И вот теперь третье задание. В тот же день, вечером, после деморализующего комплекса с трастерами, была объявлена тяжелоатлетическая лесенка. «Endless ladder», или «Человеческая многоножка», как окрестил его тренер. Штанги были расставлены по всему стадиону, с шагом в 5 кг, от 80 до 275 кг. 40 штанг. На выполнение попытки давалось 50 с, затем 10 с на переход. Порядок выхода определялся результатами выполнения предыдущих двух заданий. Более слабые атлеты начинали первыми. Самые лучшие – последними. Каждый атлет начинал выполнять рывок. Подъем с пола одним движением любым способом. Когда атлет определял свой 1ПМ в рывке, он продолжал дальше, делая подъем на грудь и толчок каждую минуту. Так же, до определения 1ПМ. Затем атлет продолжал выполнять становые тяги, до определения 1ПМ. В этом задании фиксировалось 2 результата: сумма рывка и толчка и отдельно становая тяга.

У каждого атлета было известно точное время старта. Полный тайминг занимал три с лишним часа. Атлетов собирали в предстартовой зоне группами по 10 человек и отводили к площадке за 40-30 минут до старта. Непосредственно у стадиона соорудили еще одну разминочную зону, поменьше, чтобы атлеты могли поддерживать себя в состоянии готовности.

Внутреннее «радио» молчало. Мистер Малой услужливо заткнулся. В восстановленном состоянии Степан мог бы рассчитывать на рывок 115-120 кг, толчок 150-155 кг и тягу в районе 220-230 кг. Но сейчас на теле как будто не осталось живого места. Второе задание с увеличением объема прибило психологически. Было понятно, что третье задание ничего не решит и дальше он не пройдет. Степану хотелось ныть и жаловаться.

Тренер помог, взбодрил, где-то матом, где-то добрым словом. Степан настроился сделать лучшее, что можно в этих условиях. Забаранил рывок 95 кг, но к счастью, можно было делать больше одной попытки. В итоге дошел до 115, хотя на разминке не верил и в 100 кг. Толчок пошел хуже. Ноги были «пустые» после первых двух заданий, и после 145 кг со следующей штангой он уже не встал. После этого уже внутренне расслабился, и с кривой спиной вытянул 235 кг, установив личный рекорд.

- Ну что, атлет Геймз, переходим в режим туристов и пойдем шарахаться по ярмарке? – спросил тренер после третьего задания.

- Сначала пойду пофоткаюсь. С Фрейзером и остальными, кого найду. Пока пускают в разминочную. Че я, просто так приехал, что ли?

Конец.

 

Подписывайтесь на анонсы полезных и бесполезных материалов от нашего сообщества: