Кроссфит. Кризис жанра?

Кроссфит. Кризис жанра?

Кроссфит за последний десяток с небольшим лет кардинально изменил фитнес-индустрию. Это подтвердят и сторонники, и противники направления. Кроссфит возник как фитнес-бренд местечкового калибра, а сейчас представлен более чем 14.000 аффилированных клубов по всему миру. В каких-то странах «рынок» кроссфита стабилизировался. Например, в США и Австралии рынок очень насыщенный и конкурентный. Маленькие залы с плохой организацией на таких рынках не задерживаются. А в странах Латинской Америки и Азии кроссфит только начинает расти.

Но в России это направление больше похоже на маленького, чахнущего, да еще и незаконнорожденного детеныша. Только в 2011 открылся первый коммерческий аффилированный кроссфит клуб. Прошло 7 лет, и часть клубов перестала аффилироваться, а часть закрылась. Некоторые из закрывшихся клубов перестали работать в силу форс-мажорных обстоятельств, по большей части связанных с арендуемым помещением. Но основная масса закрывающихся клубов – просто неудачные бизнесы. В их возникновении, развитии и гибели есть определенный паттерн. Имеет смысл этот паттерн разобрать: вдруг это убережет кого-то от потерь времени, сил и средств!

Начинается все с того, что бизнес в России очень особенный. Но это не тема данной статьи. Разберем то, что касается именно кроссфита в России.

 

  1. Проблема экономической модели

Все начинается с идейного вдохновителя проекта. Иногда это действующий тренер, наткнувшийся на кроссфит и полюбивший его. Иногда еще позавчера это обычный человек, вчера соревнующийся атлет, а сегодня тренер. В общем, воодушевленный эффективностью кроссфита человек, жаждущий нести его в массы. Часть таких «сегодня тренеров» хочет не просто тренировать, но делать это в своем клубе. Свой клуб в редких случаях открывается за собственные средства. В основном – с привлечением сторонних инвестиций.

Тут допускается первая большая ошибка. Инвестору втирают, что кроссфит – это элитный фитнес и вообще новье, и стоит только открыть зал с хорошим оборудованием – народу налетит как мух на клейкую ленту. Есть еще случаи, когда инвесторы открывают клуб как бы «для души». Чтобы люди тренировались, а инвесторское сердце радовалось.

В обоих случаях внятных бизнес-планов не пишут и денег тратят в два-три раза больше первоначально предполагаемых.

А потом оказывается, что даже если после открытия от клиентов не отбиться, бизнес все равно небольшой. Но друзья, коллеги, товарищи. Кроссфит – это модель малого бизнеса. Он таким был и таким остается. Есть исключения из правила вроде Invictus и NCFit. Это сетевые афилированные кроссфит клубы, очень успешные. Что интересно, у себя в названии они CrossFit не используют. Но эти исключения только подтверждают правило.

Вообще, в США и Европе рынок студий сейчас испытывает бум. И кроссфит, и сайкл, и йога на взлете. И как малый бизнес, они все относительно успешны. Крупными игроками становятся некоторые сети студий, работающие по франчайзинговой схеме (Orange theory, Soul cycle и т.д.).

Но кроссфит – не франшиза. Кроссфит предлагает концепцию тренировок и бренд, а не бизнес-модель. Кроссфит модель не обещает гигантской маржи и миллионов. Никогда не обещала. Вот повысить фитнес нескольких сотен людей – это пожалуйста. Кроссфит бокс – это небольшой домашний клуб, удобное место для работы. В таком боксе владелец – он же главный тренер. Иногда и бухгалтер, и уборщик, все в одном лице. И финансовые обороты там вполне скромные.

Потому проекты за 20-40 миллионов рублей лишены смысла изначально: это просто не инвестиции. Дивидендов по ним не получить. Добавьте к этому аренду за 0.5-1.5 миллиона в месяц (в Москве) и текущие затраты. Работать в ноль – уже достижение. Даже самому щедрому меценату постоянные вливания в какой-то момент охладят пыл. Проект для души станет камнем на душе.

  1. Проблема тренерских кадров

Говорят, по всему миру фитнес полон случайных людей. Порог вхождения в профессию очень низкий, достаточно пары синтольных бицепсов или силиконовых ягодиц. Фитнес индустрия нигде толком не регулируется. В России грозятся ввести профессиональные стандарты для фитнес индустрии.  Но пока ты можешь работать тренером, по сути являясь кем угодно, хоть никем. Кроссфит клубы не исключение. Кто конкретно там работает – зависит от политики клуба, системы отбора и схемы мотивации персонала.

Если клуб хороший, случайных людей туда не возьмут, а за хороших специалистов будут крепко держаться. Но во многих местах делают не так. Когда выясняется, что модель не супердоходная и клуб убыточен, первым делом пытаются снизить расходы. Почему-то часто тренеры — это первая статья «расходов», которой пытаются управлять. И еще тренеры – первые жертвы нехватки операционных ресурсов. Когда в кассе не хватает денег, а по счетам надо платить без задержек, задерживают выплаты зарплат тренерам.

Это всегда отрицательно сказывается на ценности продукта, который предлагает клуб. Всегда. Тренерская работа сложна. Тренер работает со здоровьем людей, как специалист превентивной медицины. Чтобы работать именно в таком качестве, нужно обладать массой знаний и сильной мотивацией. Чтобы постоянно учиться, нужно время и деньги. Время – главный актив тренера, поскольку его доход зависит от проведенных тренировок, а их количество – от доступного времени.

Когда ухудшаются условия работы, тренер либо вынужден работать больше, либо уходить в другое место. Если он остается и работает больше, обычно качество работы снижается, как и мотивация. Плюс у тренера меньше времени повышать квалификацию. Круг замыкается, ценность предлагаемых услуг снижается. Денег еще меньше, расходами управляют с еще большим рвением.

  1. Проблема ценности продукта

Кроссфит – удовольствие дорогое, если сравнивать с традиционным фитнесом. Годовое членство в кроссфит боксе стоит существенно дороже обычных клубов, на уровне клубов премиум класса. Почему? Что именно в кроссфит зале стоит столько, сколько стоит?

При открытии клуба часто думают, что главное – это крутое оборудование, обстановка, раздевалки. «Условия», говоря одним словом. Мол, создай условия, и тренеры придут, и клиенты, ну а дальше все само собой закрутится.

Оборудование может быть ценностью только там, где нет вообще ничего, и люди тренируются с самодельными снарядами. Главная ценность кроссфита в том, что он является законченным тренировочным решением. Ты получаешь готовый план функциональной тренировок, мотивирующую составляющую групповых тренировок, внимание тренера. Что еще необходимо? Приходи в зал 3-4 раза в неделю на час-полтора, и будет тебе повышение качества жизни и подготовленности.

Только в этом месте часто слова расходятся с реальностью. Слишком много «тренировок на день» написаны на коленке в тот же день. Несколько движений просто скидываются в одну кучу. Это же кроссфит, верно? Как советская круговая тренировка, только дороже. 

Создатель бренда Грег Глассман всегда говорил, что задача тренера – совершенствовать тренировочное решение. Надо стремиться к виртуозности и мастерству. Ну, похоже всему виной языковой барьер и недостатки машинного перевода. Иначе как установка «стремись к виртуозности» могла превратиться в «просто сделай так, чтоб все упоролись»?

Проблема ценности кроссфита начинается с тренеров. К хорошему тренеру с хорошей программой будет стоять очередь, в любом месте. Харизматичному тренеру даже могут прощать плохую программу. У пресного, индифферентного тренера и самая совершенная программа не сработает – к нему просто не будут ходить.

В более долгосрочной перспективе важнее становится программа тренировок. Желательно, чтобы клиенты клуба продолжали развиваться. Это касается не только физических показателей, но и уровня физической культуры, и степени интернализации ценности тренировок в жизни. Конечно, клиенты могут в какой-то момент выйти на плато. Но чтобы продолжать тренироваться, им нужно хотя бы оставаться здоровыми. Плохая тренировочная программа повышает риск травматизации в разы.

Травмфит – это как советская круговая тренировка… ну, вы знаете. А кстати, где можно пройти обучение? А, учиться не обязательно?

Тренеры и тренировочная программа: этим лучшие клубы и отличаются от других. Поэтому членство в кроссфит боксе стоит столько же, сколько в премиальном фитнес-клубе.

Но во многих кроссфит-боксах программа одинакова: «чтоб все упоролись». Одинаковы и тренеры: грустные и усталые. Одинаков в этих залах и кроссфит. Где же тогда уникальное торговое предложение? Ах да, остается же еще оборудование, раздевалки, внешность администраторов, полотенца. Условия, короче говоря. Только вот условия ты можешь получить почти в любом фитнес-клубе в большем объеме и в несколько раз дешевле.

Вот потому мы имеем в России то, что имеем. И обсуждать, что делать и как жить дальше, смысла нет. Кроссфиту как явлению ничего не грозит. Клубы, которые закрылись по форс-мажорным обстоятельствам, откроются в другом месте. «Инвестиционные» проекты, затеянные для души и без бизнес-плана, закроются с фиксацией убытков. Небольшие клубы с мотивированным персоналом и продуманной программой будут появляться, жить и процветать, в масштабах малого бизнеса. 

Тренеры тоже без дела не останутся. Хорошим специалистам работы хватит, и в очном, и в дистанционном форматах. Надо только понимать, какую ценность ты даешь людям, и стараться увеличивать эту ценность. А начинать следует с эффективности программы.

27 июля в пятницу в 15:00 по Москве мы проводим открытую онлайн встречу, где мы поговорим о программировании для групп в кроссфите.

Я поделюсь своим опытом и концепциями, которые использовал за все годы работы. Все, кто захочет поделиться своими знаниями или задать вопросы в интерактивном режиме, милости просим.

Встреча пройдет через zoom.us, для доступа регистрируйтесь



Оставить комментарий

Чтобы комментировать вам нужно авторизоваться



Читайте также